новости, достопримечательности, история, карта, фотогалерея Донецкой области
Донбасс информационный - путеводитель по Донецкой области
Главная Архив новостей Наши Контакты Поиск по сайту:

Новости Донецка и области

21 октября 2015 года

Битва за Логвиново. Дебальцевский дневник

Дебальцевский плацдарм 

Дебальцевский плацдарм

Боевики взялись за трассу М-103 Дебальцево-Артемовск, начиная с 1 февраля, когда им удалось взять штурмом небольшой городок Углегорск на западном фланге Дебальцевского плацдарма со стороны Горловки.

Трассу начали простреливать артиллерией, которую подтянули поближе, создавая реальную опасность для прохождения украинских военных. Как известно, по состоянию на начало февраля штаб АТО запретил автомобильное и грузовое сообщение по этой трассе и закрыл этот «коридор». Большинство автомобилей, которые им дальше продолжали пользоваться с риском для жизни, были военными, но были и гражданские. Неприцельный огонь вражеской артиллерии и большая скорость передвижения по трассе давала значительные шансы проезжать ней безопасно.

Кроме новых позиций для артиллерии, после потери Углегорска на западном фланге контролируемого украинской стороной коридора между Артемовском и Дебальцево появилась дыра. Ведь за Углегорском и до Логвинова не осталось опорных пунктов сил АТО и тянулись балки с кустарником, по которым теоретически были возможны незаметные рейды противника. Более того, в самом Логвиново, расположенном в 6,5 км к юго-западу от Дебальцево, был выставлен только наблюдательный пункт 54-го отдельного разведывательного батальона с одним БРДМ, как позже, 29 августа 2015 года признался начальник Генштаба Виктор Муженков интервью газете «Зеркало недели».

Поэтому неудивительно, что через неделю бомбардировок в 5 утра 9 февраля отряд спецназа т.н. Главного разведывательного управления т. н. «Донецкой народной республики» в составе более 30 человек на бронетехнике выдвинулся к трассе М-103 оврагами через село Калиновка под прикрытием артиллерийского обстрела. Не встретив сопротивления на своем пути, они успешно перекрыли трассу противотанковыми минами и деревянными балками и захватили поселок Логвиново, вплотную прилегающий к этой трассе. Наблюдатели 54-го украинского разведбата в количестве 4-х военнослужащих на БРМ (по словам начальника Генштаба ВСУ генерала Виктора Муженко в интервью газете «Зеркало недели» 28 августа), когда зафиксировали приближение большой группы вооруженных людей на бронетехнике, доложили об этом в штаб «Сектора «С» и оставили Логвиново.

По некоторым данным, первой дорогу перекрыла рота под командованием выходца из Донецка российского офицера Сергея Петровского, которая на 90% состояла из русских наемников, по данным «Новой газеты». Они же, по другим данным, захватывали Логвиново совместно с 25-м полком спецназа Вооруженных сил России, с которым накануне штурмом брали Углегорск. После перекрытия трассы, россияне привезли в Логвиново, по крайней мере, двух видеорепортеров для документирования своего успеха и распространенияпропагандистского месседжа, что «крышка Дебальцевского котла закрыта». На самом деле, это было не так.

Они всего лишь перекрыли трассу М-103, закрепились в небольшом селе, откуда могли простреливать близлежащие грунтовые дороги, шедшие параллельно основной трассе. Однако бравурно попозировав пару часов перед видеокамерами, российские наемники со своими карманными видеорепортерами отошли к Углегорску, оставив караулить новую позицию местных ополченцев и приданных к ним «донских казаков». По проложенному коридору в Логвиново уже спешила дополнительная бронетехника боевиков, за которой пошли, в т.ч., и танки российской 5-й танковой бригады из Улан-Удэ с бурятскими экипажами, которые в ту ночь уже начали заезжать из Ростовской области.

О запрете на проезд по трассе М-103 штаб сектора «С» не сообщил по общей радиосвязи в течение почти 6-ти часов после перекрытия. По крайней мере, первое известие об этом поступило на узел связи 40 омпб только примерно в 11 часов. Как уже отмечалось, разведчики 54-го бата сразу же известили штаб. По крайней мере об этом мне лично сказал полковник Игорь Щербина (погиб 17.02.2015 г.), который в то утро был в штабе сектора. Можно предположить, что, не прибегая к открытому радиообъявлению, штабисты пытались не сеять панику среди 2 тыс. 600 бойцов АТО, которые были в Дебальцево и держали оборону вокруг города. Возможно, штаб принимал срочные меры, чтобы восстановить контроль над Логвиново. Но каждая минута в то утро, которая была потрачена на оценку ситуации, стоила жизни более двух десятков украинских военнослужащих и волонтеров. В течение всего утра боевики беспрепятственно расстреливали их на трассе из автоматов, пулеметов и гранатометов, а также захватывали некоторых в плен.

Облачное, туманное и морозное утро 9-го февраля 2015 года в окрестностях Дебальцево. Видимость на скользкой трассе М-103, которая покрыта гололедом посреди коридора с заснеженных деревьев, едва составляет сотню метров. Военная радиосвязь на автодороге из Дебальцево работает нестабильно, как будто ты «уехал и пропал», а мобильная - и подавно. В село Логвиново, где трасса проваливается между двумя близлежащими холмами, въезжаешь на автомобиле совершенно внезапно. Из-за этого у тебя практически нет шансов понять, что ты уже под прицелом боевиков, а тем более скорее развернуться на узкой двухполосный трассе и выйти оттуда живым или с минимальными потерями. Так начинаются 6 часов расстрела проезжающих машин.

Одними из первых рано утром в Логвиново (до или в течение первого часа перекрытия трассы) погибают 4 военнослужащих ракетно-артиллерийского дивизиона 128-й отдельной горно-пехотной бригады, не доехав из Артемовска каких-то 5 км в свою базу. Расстрелянные артиллерией и добитые из автоматов грузовики «ЗИЛ» и «Урал 4320» так и остаются на трассе. Среди погибших командиры сразу 2-х батарей: зенитно-ракетной майор Алексей Гуртов и артиллерийской старший лейтенант Василий Билак. Они вместе с водителями сержантом Романом Чернобаем и солдатом Роман Совличем не довезли ожидаемые снаряды и ракеты. Так те, кто в Дебальцево, узнают, что пушки и РСЗО 128-й бригады, которые прикрывают Дебальцево, начинают экономить боекомплект. «Мы бросим туда только парочку», все чаще звучит по рациям.

Следующее болезненное для всех Вооруженных Сил Украины событие - гибель сразу 4-х офицеров и водителя на джипе «УАЗ-469», которые везут в Дебальцево почту Генштаба и секретное радиооборудование.

Они выехали из Артемовска в 5 утра, и в условиях отсутствия радио- и мобильной связи молча пронеслись по пустой трассе более 60 км в объятия своей смерти. Скорость движения гарантировала выживание в условиях артобстрела, но не в этот раз. Их джип на полном ходу боевики расстреливают из автоматов, стоя прямо перед объективами видеорепортеров. Водитель в последний момент выворачивает руль в кювет, чтобы не подорваться на противотанковых минах, разбросанных по асфальту. Вместе с полковником Игорем Павловым (начальник кафедры тактико-специальной подготовки Военного института телекоммуникаций и информатизации Национального технического университета «Киевский политехнический институт») в автомобиле были подполковник Артур Музыка (отдел организации связи главного управления Генштаба), полковник Сергей Цыганок и майор Святослав Василенко (оба из 330-го центрального узла фельдъегерской-почтовой связи Генштаба), а также младший сержант А. Макаренко.

47-летний полковник Игорь Павлов с «Киевской политехники» накануне был назначен 1-м заместителем руководителя штаба АТО, о чем боевики узнают по документам после его обыска. На видео и фото боевиков, обнародованных в интернете, видно, что окровавленного Павлова и Цыганка еще живыми извлекают из расстрелянного авто, обыскивают и бьют ногами.

- Ты еще за все заплатишь! - отвечает Павлов российском наемнику, который постоянно угрожает его добить.

Позже в марте поисковики заберут тела троих, но судьба майора и мл. сержанта останется неизвестной. Стоит отметить, что по данным из различных интернет-источников, которые анализируют действия незаконных вооруженных формирований на неконтролируемых частных Донецкой и Луганской областей, добровольцы т.н. спецназа т.н. ДНР отличаются не только наличием боевого опыта (что они продемонстрировали в операциях по взятию Углегорска и Логвиново), но и жестокостью в отношении украинских пленных.

Следующий ключевой офицер, погибающий в первый же день блокировки трассы М-103 - это киевлянин майор Никита Недоводиев из 101-й отдельной бригады военной службы правопорядка, которая напрямую подчиняется Генеральному штабу Вооруженных сил Украины. В 8 утра он выехал на «КамАЗе» из Дебальцево в Харьков. Об обстоятельствах его гибели и о его миссии практически ничего не известно. Но можно предположить, что киевский ВСПшник не воспользовался заблокированной автотрассой, а пытался объехать Логвиново по грунтовой дороге.

Причем, не отдаленной, а ближайшей. По крайней мере, напрашиваются именно такие выводы, ведь через неделю российский фотограф зафиксировал изувеченный «КамАЗ» на окраине этого села, кабина которого была повреждена прямым попаданием мины или снаряда, и 18 февраля этот снимок вместе с фоторепортажем из Логвиново был опубликован в американском издании BuzzFeed. Кроме майора Недоводиева, невыясненной остается судьба пропавшего очевидно вместе с ним в то трагическое утро солдата Вадима Федорченко.

Далее жертвами бандформирований, свободно охотящихся на трассе, становятся не менее 8 военнослужащих 30-й отдельной Новоград-Волынского механизированной бригады. На двух грузовиках они выезжают в Артемовск за боеприпасами и попадают в засаду. Сразу погибли 40-летний старший лейтенант - «замполит» роты Сергей Романчук (доброволец 1-й волны, которому оставалось каких-то 2 недели до демобилизации), 42-летний сержант Сергей Сухенко и 34-летний военнослужащий Сергей Лялевич. 43-летний командир БМП Василий Демчук, сержант Павел Плацинский, которому днем ранее исполнилось 37 лет, и 34-летний военнослужащий Александр Бердес попали в плен и были замучены боевиками прямо в Логвиново, причем их пытки снимали на видео. После расправы зистерзанные тела трех солдат прикопали за селом, а тело командира Демчука через некоторое время оказалось в морге в Донецке с изувеченной головой без уха.

Во втором грузовике «ЗиЛ» 30-й омб, которая тоже якобы в тот день направлялся в Артемовск за боеприпасами, погибли 45-летний старший сержант Евгений Корота, сидевший за рулем (доброволец 3-й волны мобилизации родом из Луганска). Правда, его боевой побратим Александр Климчук в интервью газете «Трибуна труда» Иванковского района Киевщины 5 марта утверждает, что трагедия произошла не 9-го, а 12-го февраля. Вероятно, в этом же грузовике находился также и 36-летний солдат Виталий Катишов.

Разница в датах фактической и документированной гибели тех или иных бойцов на Дебальцевском плацдарме, к сожалению, нередкая вещь. Ведь, например, во время интенсивных боев в феврале надлежащий учет командирами и штабами потерь и дат гибели среди личного состава был значительно затруднен по многим объективным причинам. Так же, скорее всего не 9-го, а 12-го февраля погиб 19-летний наводчик из той же 30-й бригады Виталий Харитонюк, подорвавшись на мине в своем танке во время атаки на Логвиново по открытой местности.

К большому сожалению, то трагическое утро на трассе М-103 унесло жизни и шестерых медиков. Сначала подорвался на фугасе и упал в кювет автомобиль неотложной помощи Хмельницкой автомедицинской роты, отчаянно выехавший из Дебальцево спасать раненых в Логвиново. Коллеги-санитары впоследствии расскажут журналистам, что 48-летнего старшего солдата водителя Анатолия Сулима и 25-летнего солдата Михаила Балюка, бывших в ней, боевики на трассе добивали выстрелами в головы и шею.

Как только с Сулимой и Балюком пропала связь, им на выручку из Артемовска отправилась бригада львовских санитаров 1-й отдельной медицинской роты им. Пирогова Национальной гвардии. Они слышали об обстреле трассы в районе Логвиново в предыдущие дни, но в то утро еще точно не знали, что автодорога и село уже захвачены. На джипе в сопровождении БТРа, который шел сзади, они пронеслись примерно 55-57 км на свой страх и риск в надежде найти на дороге пропавших товарищей и раненых.

Однако на въезде в Логвиново джип с капитаном медслужбы Тарасом Кончевичем, 50-летним солдатом водителем Василием Задорожным (позывной «Кавказ»), 49-летним санитаром Дмитрием Лагуновым и 49-летним санитаром Максимом Овчаруком подрывается на одной из противотанковых мин, рассыпанных боевиками. Те, кто были в БТРе, с позывными «Мишаня» и «Вова», успевают прикрыть огнем коллег, которые вывалились в правый кювет и начали отстреливаться; им даже удается уничтожить пулеметчика в засаде. Но дальше джип и раненых санитаров накрывают минометным огнем, а БТР привозит назад в Артемовский госпиталь Нацгвардии страшную весть.

Примерно в 11 утра туман над трассой М-103 медленно исчезает, по ней уже никто не едет, и наступает тишина. На обочине и в кюветах догорают грузовики, а вокруг разбросаны трупы десятков украинских военнослужащих. Т.н. спецназ т.н. ДНР, очевидно, насытившись местью «уамкроп» и избегая удара украинской артиллерии в ответ, забирает видеорепортеров и возвращается в Углегорск. «Ополченцы» с российскими «казачками» начинают сносить тела погибших в одно место и поправляют на трассе противотанковые мины. Они ждут прибытия грузовиков с боекомплектом и «бурятских танкистов».

На автомобильной остановке из бетонных блоков и с крупной надписью «Логвиново» начался завтрак - боевики едят подарки украинских волонтеров, извлеченные из расстрелянных автомобилей ВСУ: салаты, сало в трехлитровой банке, консервы, печенье, конфеты и т.д. Пару раненых «ополченцев» с перевязанными головами и руками, которые зацепили пули тех бойцов АТО, кто за секунду до смерти пытался отстреливаться, просят местную жительницу оказать им медицинскую помощь и дать какое-нибудь обезболивающее.

- Я ничего такого не брала сюда. Вы же сказали - мы с вами идем только в разведку! - отвечает жительница Логвиново, которая их сюда привела.

В то же время примерно в 11 часов по радиосвязи «Сектора «С» в Дебальцево раздается предупреждение: «На трассу не выезжать. Она перекрыта боевиками. В эфире не общаться - возможен перехват. Потерянные терминалы заблокировать и перепрошить». Противник все это слышит и понимает, что время у него есть. На перепрошивку терминалов и контрудар понадобится не один час.

Это объявление просто физически не успели довести четырем военнослужащим 40-го отдельного мотопехотного батальона, включая подполковника Владимира Сарычева, которые буквально в 10:45 оставили базовый лагерь в Дебальцево и на джипе УАЗ «Патриот» выехали на трассу М-103. Связь с ними прервалась. Расслабленные «казачки» без российских кураторов не расстреливают украинцев, а останавливают, окружают и захватывают в плен. Джип отбирают, а пленников окольными путями доставляют в подвалы Луганска. Таким образом они становятся последними известными пропавшими у Логвиново 9 февраля.

Штабам «Сектора «С», АТО и Генштаба необходима достоверная информация о том, сколько сил и какое вооружение проникло в Логвиново. Структуры военной разведки, в т.ч. глубинной и воздушной, в те дни на Дебальцевском плацдарме не работали настолько оперативно и достоверно, насколько следует. И это, в частности, по Логвиново впоследствии признал начальник Генштаба Виктор Муженко.

- Не было четкой информации от нашей разведки. Мы поменяли руководителя Главного управления разведки, так как не получали в достаточных объемах необходимую информацию, - заявил он в интервью газете «Зеркало недели» 29 августа.

Поэтому первым отрядом сил АТО, который после обеда 9 февраля (пока не были выставлены все засады) бесстрашно пошел в разведку в захваченное село, был смешанный отряд 30-й омпб и 54-го разведбата в составе 5 человек, в частности, будущего Героя Украины и капитана Владимира Гринюка и его стрелков с позывными «Гиббон» и «Евгений».

- Наш ротный назвал этот выход, как выйти «согреться»! А возвращались мы оттуда под сильным обстрелом, - вспомнил «Гиббон» из 30-ки эти события 14 октября в интервью интернет-изданию «Цензор».

Тот обстрел ... Так по селу впервые ударила артиллерия АТО из района Светлодарска. Получив свежие разведданные, штаб АТО принял решение уничтожить и сделать невозможным усиление вражеской группировки на трассе. Артиллерия нанесла два массированных огневых удара по свежим позициям боевиков в районе Логвиново и в районе недавно захваченного Углегорска, где формировались их подкрепления.

Смотреть, как работает артиллерия, особенно если это своя и бьет не по тебе - это интересно с точки зрения военной подготовки. Вечером 9 февраля в Дебальцево в короткий период времени между дежурствами я вылезаю на 2-й этаж дома базового лагеря и наблюдаю вспышки и разрывы на севере на сплошь темном горизонте. Промежутки между ними составляют 25-30 секунд, что означает, что бомбят именно Логвиново. Зрелище длится часами. Однако, как ни прискорбно, в результате артударов наблюдались лишь частичные потери среди боевиков и уход их разрозненных групп, о чем тогда сообщил народный депутат Украины и координатор группы «Информационный сопротивление» Дмитрий Тымчук.

Между тем в штабах в Дебальцево, Краматорске и Киеве продолжаются совещания - генералы и полковники отчаянно ищут резервы, чтобы сформировать ударную группу и разрабатывают план «А» по Логвиново. Сформировать бронированный «кулак» из не менее батальона пехоты «изнутри», то есть с тех 2,5 тыс. военных дебальцевской группировки невозможно, потому что это обнажит какой-либо из флангов и без того неплотной линии обороны города, через которую, как тараканы начинают просачиваться замаскированные диверсионные группы российских войск.

Как признался в интервью газете «Зеркало недели» 29 августа начальник Генштаба Виктор Муженко, боеспособных резервов (и главное - мобильных, чтобы быстро прибыть) для отбития Логвиново у Вооруженных Сил практически не было. В наличии были только батальон 30-й отдельной Новоград-Волынского механизированной бригады, часть из которого только что завершила тяжелую миссию по защите Донецкого аэропорта, подразделение на базе 1-го аэромобильного батальона 79-й отдельной Николаевской аэромобильной бригады, подразделение 95-й аэромобильной бригады и танковые взводы 1-й танковой бригады.

Итак, подразделения 30-ки срочно вызывают в район поселка Луганское: одна рота идет маршем из Донецкого аэропорта в район, остальные прибывает эшелонами с Херсонщины. В рамках совместных действий в антитеррористической операции Национальная гвардия предоставляет для операции в Логвиново группу батальона оперативного назначения «Донбасс», но, правда, только небольшой боеспособный взвод.

Одновременно Генштаб и лично его начальник садятся за разработку плана «Б» по выводу сил АТО из Дебальцево. Но здесь кроме очевидного двойного тактического поражения - сдачи железнодорожного узла, который усилит противника, и вероятности значительных потерь при поспешном выходе - свою роль начинает играть и политика. Немедленно оставлять Дебальцево с потерями в преддверии намеченных на 12-го февраля переговоров в Минске президентов Германии, Франции, Украины и России в рамках Контактной группы, скорее всего, не следует. На переговоры, как водится, надо выходить с сильной позицией.

Планы «А» и «Б» взаимосвязаны. Но время введения в действие второго придется на период после Минских переговоров, и успешность его реализации будет полностью зависеть от результатов контрударов по Логвиново и уровня безопасности грунтовых дорог в обход него. Однако, как известно, планировать операцию на картах, учитывая жесткие международные торги с агрессором - это одно, а попробовать с высокой степенью успеха реализовать ее силами заблокированной группировки при отсутствии достаточных резервов и должной поддержки разведки - это совсем другое, особенно в беспрецедентных условиях скоординированного массового наступления кадровой российской армии по всему периметру Дебальцевского плацдарма.

Утро 10-го февраля после ударов артиллерии АТО по селу, где уже никого из гражданских не было, кроме боевиков, казалось бы, дало надежду на то, что Дебальцевский «котел» не случится. В первой половине дня Министерство обороны Украины даже распространяет аккуратно сформулированное сообщение, чтобы успокоить озабоченную слухам общественность.

- Направление дороги между Дебальцево и Артемовском деблокировано силами украинских военных, - сообщает пресс-служба Минобороны.

Обычно невнимательная массовая аудитория не замечает подтекста эзоповских формулировок, применяемых в информационно-психологических спецоперациях. Но тем, кто «в теме», становится понятно, что о разблокировании трассы и Логвиново речь не идет. Боевики в Логвиново продолжают получать подкрепление живой силой - а это кадровые российские военные - боекомплект, бронетехнику и танки, которые выставляют на господствующих высотах, в т.ч. на двух противоположных холмах вдоль трассы. Как профессионалы, они используют каждый час, чтобы минировать подступы к населенному пункту, ближайшие тропы и грунтовые дороги, обустроить засады и «секреты». Таким образом после ударов артиллерии АТО силы противника из Логвиново не отступили, а рассредоточились на промежуточных позициях: часть - на север в направлении Нижнего Лозового (для перерезания путей отхода и недопущения контратак), часть - на восток в направлении Новогригорьевки (встречать запланированный прорыв российского спецназа для двойного перекрытия путей отхода сил АТО из Дебальцево).

То, что ситуация крайне серьезная, становится понятно уже во второй половине дня 10-го февраля, точнее в 15:00, когда поблизости Логвиново в засаду попадают два легковых автомобиля с руководителями милиции Донетчины и Львовщины, которые пытались по одной из грунтовых дорог проскочить в поселок Мироновское. От взрыва фугаса в первом автомобиле погибает Дмитрий Терновой - начальник отдела внутренней безопасности на дороге. Двое других офицеров милиции, а именно начальник львовской областной милиции Дмитрий Загарияи командир батальона спецназначения МВД «Львов» Игорь Вольский получают ранения, но принимают бой и в течение нескольких часов в снегу и темноте держат оборону, надеясь на помощь. Бойцы спецбатальона «Львов» и подразделения Нацгвардии бросаются их искать. Но только с третьей попытки группа из 8 бойцов «Львова» при поддержке ВСУ находит и спасает офицеров. (Тело Тернового так и осталось лежать посреди поля и его передадут украинской стороне только после вывода сил АТО из Дебальцево, а именно 21 февраля).

Виктор Коваленко, tyzhden.ua

 


Группы в социальных сетях: Группа Донбасс информационный в ВКонтакте   Группа Донбасс информационный в Facebook   Донбасс информационный в Одноклассниках   Донбасс информационный в Твиттере   Донбасс информационный в Instagram   Донбасс информационный в Telegram
Отправить пост в социальную сеть:

Архив Новостей

2021 октябрь
2021 сентябрь
2021 август
2021 июль
2021 июнь
2021 май
2021 апрель
2021 март
2021 февраль
2021 январь
2020 декабрь
2020 ноябрь
2020 октябрь
2020 сентябрь
2020 август
2020 июль
2020 июнь
2020 май
2020 апрель
2020 март
2020 февраль
2020 январь
2019 декабрь
2019 ноябрь
2019 октябрь
2019 сентябрь
2019 август
2019 июль
2019 июнь
2019 май
2019 апрель
2019 март
2019 февраль
2019 январь
2018 декабрь
2018 ноябрь
2018 октябрь
2018 сентябрь
2018 август
2018 июль
2018 июнь
2018 май
2018 апрель
2018 март
2018 февраль
2018 январь
2017 декабрь
2017 ноябрь
2017 октябрь
2017 сентябрь
2017 август
2017 июль
2017 июнь
2017 май
2017 апрель
2017 март
2017 февраль
2017 январь
2016 декабрь
2016 ноябрь
2016 октябрь
2016 сентябрь
2016 август
2016 июль
2016 июнь
2016 май
2016 апрель
2016 март
2016 февраль
2016 январь
2015 декабрь
2015 ноябрь
2015 октябрь
2015 сентябрь
2015 август
2015 июль
2015 июнь
2015 май
2015 апрель
2015 март
2015 февраль
2015 январь
2014 декабрь
2014 ноябрь
2014 октябрь
2014 сентябрь
2014 август
2014 июль
2014 июнь
2014 май
2014 апрель
2014 март
2014 февраль
2014 январь
2013 декабрь
2013 ноябрь
2013 октябрь
2013 сентябрь
2013 август
2013 июль
2013 июнь
2013 май
2013 апрель
2013 март
2013 февраль
2013 январь
2012 декабрь
2012 ноябрь
2012 октябрь
2012 сентябрь
2012 август
2012 июль
2012 июнь
2012 май
2012 апрель
2012 март
2012 февраль
2012 январь
2011 декабрь
2011 ноябрь
2011 октябрь
2011 сентябрь
2011 август
Copyright © 2011 - 2021 | donbass-info.com | При копировании информации с сайта активная ссылка обязательна!