новости, достопримечательности, история, карта, фотогалерея Донецкой области
Донбасс информационный - путеводитель по Донецкой области

Новости Донецка и области

1 декабря 2015 года

Саперу Виталию Галицыну, потерявшему зрение в зоне АТО, никак не могут предоставить статус инвалида войны

Виталий читает лекции в Центре разминирования при Министерстве обороны

Виталий читает лекции в Центре разминирования при Министерстве обороны

42-летний полковник категорически отказывается от тросточки для слепых и читает лекции в Центре разминирования при Минобороны

- Моя борьба не закончилась, - улыбается 42-летний полковник Виталий Галицын. - Врачи еще оставляют мне надежду спасти один глаз. Сейчас я абсолютно ничего не вижу. Но стараюсь не падать духом. Категорически отказываюсь от тросточки для слепых. Не хочу даже начинать к ней привыкать. В своей квартире, где живу вместе с мамой, ориентируюсь свободно. Могу самостоятельно налить себе чаю или, например, найти свою одежду. Полностью себя обслуживаю. Это не проблема. Но я хочу жить полноценной жизнью. До того как подорвался на мине в зоне АТО недалеко от Новоазовска и потерял зрение, я преподавал в Центре разминирования при Министерстве обороны. Меня и сейчас приглашают туда читать лекции. С удовольствием делюсь своими знаниями с курсантами.

Стараюсь не сидеть без дела. Да и друзья, боевые товарищи не дают скучать. Постоянно звонят, приходят в гости. Оборудовали мой мобильный телефон и компьютер специальной голосовой клавиатурой. Так что теперь могу свободно общаться со всеми.

Когда на востоке Украины началась война, я был офицером запаса. Читал лекции для курсантов в Центре разминирования в родном Каменец-Подольском. В Министерстве обороны решили, что здесь я на своем месте. Я ведь принимал участие в разминировании объектов в Ираке, готовил саперов для Ливана. В Украине меня постоянно вызывали обезвреживать мины, оставшиеся со времен Второй и даже Первой мировой войны. Кроме того, принимал участие в ликвидации последствий взрывов в Новобогдановке, когда горели военные склады. Опыт у меня большой. Но многие товарищи ушли на войну, и мне хотелось быть рядом с ними.

Мой лучший друг - легендарный полковник Вячеслав Галва, более известный под позывным «Кузьмич», - сказал мне как-то: «Не волнуйся. Когда ты нам понадобишься на передовой, мы тебя обязательно вызовем».

И вот однажды, когда я читал лекцию, на мобильный позвонил «Кузьмич». Мол, как дела? Тут твоя помощь понадобилась. Привезли молодых ребят-саперов, а они почти ничего не умеют. Сможешь приехать к нам на недельку? Объяснить, показать, научить. Если да, то за тобой выедет автомобиль из Новоазовска.

С радостью принял предложение «Кузьмича» и сообщил курсантам, что в ближайшую неделю занятия будет проводить кто-то другой. Ребята сразу же начали расспрашивать, куда уезжаю. Пожелали мне удачи - вернуться целым и невредимым. Я отпросился у начальника Центра разминирования и пошел домой собираться.

Мама очень переживала за меня. Кажется, она предчувствовала беду, да только мне об этом не говорила. И дочка моя несколько раз звонила, пока я собирал вещи. И мама, и дочка вспоминают, что, когда я участвовал в разминировании объектов в Ираке, они не могли дождаться меня домой. Вздрагивали от каждого звонка с неизвестного номера, опасаясь, что кто-то сообщит обо мне недобрую весть.

Как бы то ни было, вскоре я уже был в Новоазовске. Познакомился с личным составом, успел даже провести одно занятие. А на следующий день «Кузьмич» позвал меня сходить на разведку - в окрестностях Новоазовска было очень много мин и растяжек. Между делом можно было заняться разминированием. Но сначала надо было увидеть объем предстоящей работы.

- Виталий, я, конечно, понимаю, что вы обезвредили не одну мину и тем самым спасли не одну человеческую жизнь. У вас остался страх, когда вы приступаете к обезвреживанию очередного снаряда?

- Страх должен быть. Это же естественная реакция. У нас, саперов, вообще есть такое правило: тех, кто не боится, к разминированию не подпускать. Когда я работал в Ираке, в провинции Васит, там вся земля была усеяна тоннами мин! Итальянские, американские, югославские… У каждого снаряда свои особенности. В Ираке я провел семь месяцев. И за это время в других группах саперов при разминировании погибли семь человек. Они как раз не боялись. В героев играли. А надо бояться. Это добавляет осторожности.

- Есть ли что-то общее между ирано-иракской и нашей войнами?

- И там, и там гибнут люди, в том числе мирные жители. В Ираке в 2003 году враждующие стороны использовали запрещенные кассетные мины. Сначала местное население относилось к нам с настороженностью. Но когда узнавали, что моя группа разминирования прибыла из Украины, улыбались и приглашали в гости. В Ираке знают, что Украина - бывшая республика СССР, их главного союзника.

Помню случай, когда американцы не смогли обезвредить мину с помощью робота. А я это сделал обычной «удавкой».

Под мостом были спрятаны две противотанковые мины, а у опоры, возле самой воды, лежал какой-то подозрительный мешок. Как выяснилось, в нем находился фугас. Подъехавшие американские специалисты рисковать не стали и отправили на разведку робота. Чудо техники надежд не оправдало - отказала телеаппаратура. На безопасном расстоянии собралось много местных жителей. Они с интересом наблюдали, что же будет дальше. Когда американцы развели руками, признав, что не могут добраться до опасных снарядов, я предложил стянуть мины старым дедовским способом - накинув на них «удавку». Подтянув осторожно фугасы к себе, обезвредил их. Вы бы видели радость иракцев!

- В Ираке местное население относилось к украинцам хорошо. А как было в зоне АТО?  Не секрет, что многие жители востока Украины настороженно относятся к украинским военным.

- Я очень мало там находился. Разные были ситуации. Местные, бывало, и подкармливали наших ребят, а могли и сообщить сепаратистам, где дислоцируются украинские воинские части. От некоторых жителей Новоазовска мы знали, что сепары люто ненавидят «Кузьмича». За ним устроили настоящую охоту. Это же боевой офицер, с отличной военной подготовкой, разведчик от Бога. И вот на второй день моего пребывания в зоне АТО я, «Кузьмич» и еще один парень отправились в разведку. Нам доложили о том, что в поле кто-то оставил подозрительный автомобиль. Надо было его проверить. Не исключалось, что машина заминирована.

С нами в разведку просились еще ребята, но «Кузьмич» не хотел подвергать опасности жизни своих побратимов и приказал им оставаться на месте.

Когда мы подходили к автомобилю, стояла какая-то особенная тишина. Еще минут десять назад раздавалась такая канонада, что барабанные перепонки закладывало. А тут вдруг все стихло. Как будто враг притаился и наблюдал за нами.

«Кузьмич» жестом приказал нам остановиться, а сам с автоматом наготове начал приближаться к машине. Когда я понял, что это ловушка, хотел предупредить друга, но было поздно. Раздался такой мощный взрыв, что его наверняка слышали за несколько километров… Я совсем не почувствовал боли. Меня далеко откинуло взрывной волной. Пытался открыть глаза, но у меня не получалось. Ничего вокруг не видел. Слышал только, как где-то рядом стонет боец, который пошел вместе с нами в разведку. Я позвал «Кузьмича», но он не откликался.

Минут через десять к нам прибежали наши бойцы, которые оставались на своих позициях. Меня погрузили на носилки и куда-то понесли. Очнулся я уже в госпитале в Мариуполе. Осколки изрешетили все тело. Но больше всего меня беспокоило то, что я ничего не вижу.

Уже в госпитале я узнал, что «Кузьмич» погиб на месте. Получается, основной удар он принял на себя. Если бы к этой брошенной в поле машине подошли ребята из нашего взвода, было бы очень много жертв.

В российских новостях о гибели «Кузьмича» сообщили почти мгновенно. Сказали, что это была спланированная операция. «Кузьмича» умышленно заманивали в ловушку. Как только он приблизился к брошенному авто, произошел взрыв.

Боец, находившийся с нами в тот момент, получил контузию. А я остался без зрения. Перенес десять операций. Один глаз удалили. За другой продолжают бороться и сейчас. Правда, когда я попал в немецкую клинику, тамошние медики сказали: «Вам же врачи в Украине сетчатку лазером прожгли».

- Есть надежда, что будете видеть?

- Я не сдаюсь. Лечение стоит дорого. Но нашлись друзья - волонтеры, которые помогли с деньгами. На поездку за границу, на лечение собрали. Был я и в итальянской клинике. Там мне провели операцию абсолютно бесплатно.

- Благотворительность?

- Там, видимо, к Украине относятся очень хорошо, - улыбается Виталий. - Меня только спросили, на чьей стороне я воевал. Когда сказал, что на стороне правительственных войск, приняли решение лечить бесплатно. Правда, это было под большим секретом. Иначе врачам пришлось бы объясняться с налоговой.

Кстати, как я понял, там лечили и наших противников - сепаратистов и российских солдат, воевавших против нас.

Вернувшись в Украину, Виталий Галицын тут же приступил к работе.

- Не могу сидеть без дела, - признается он. - Уныние одолевает. Как только смог, сразу же попросил, чтобы меня привели к моим курсантам. Извинился, что обещал вернуться целым и невредимым через неделю, а вернулся слепым и через год.

Виталий Юрьевич на занятиях на ощупь ловко разбирает мину, рассказывая курсантам, что нужно делать, чтобы снаряд не взорвался прямо в руках.

- Знания-то остались, - говорит Виталий. - Я, правда, сейчас могу показать лишь, как управляться с учебной миной. За боевую, скорее всего, не взялся бы.

- Мой сын старается не падать духом, - рассказывает мама Виталия Людмила Владиславовна. - Его друзья все время видят Виталика веселым, жизнерадостным. Но мало кто знает, что иногда у него бывает депрессия. Смотрю: проснулся такой хмурый. Думает о чем-то, грустит. Тогда я втайне от него начинаю обзванивать друзей. Мол, позвони Виталику, ты давно с ним не общался. Когда друзья начинают звонить, сын сразу оживает.

Не оставляют Виталия и волонтеры, которые обеспечивают его всем необходимым. Сейчас вот ему нужна юридическая поддержка.

- Виталию Галицыну до сегодняшнего дня так и не присвоили статус инвалида войны, - говорит волонтер Иоланта Остапишин. - Помогаем ему добиться справедливости. Будем обращаться в суд. Понимаем, что в стране несовершенные законы. Но ведь Виталий потерял зрение именно в зоне АТО - на войне. Верю, что справедливость восторжествует. Иначе и быть не может.

fakty.ua

 

Группы в социальных сетях: Группа Донбасс информационный в ВКонтакте   Группа Донбасс информационный в Facebook   Донбасс информационный в Одноклассниках   Донбасс информационный в Твиттере
Отправить пост в социальную сеть:

Архив Новостей

2019 апрель
2019 март
2019 февраль
2019 январь
2018 декабрь
2018 ноябрь
2018 октябрь
2018 сентябрь
2018 август
2018 июль
2018 июнь
2018 май
2018 апрель
2018 март
2018 февраль
2018 январь
2017 декабрь
2017 ноябрь
2017 октябрь
2017 сентябрь
2017 август
2017 июль
2017 июнь
2017 май
2017 апрель
2017 март
2017 февраль
2017 январь
2016 декабрь
2016 ноябрь
2016 октябрь
2016 сентябрь
2016 август
2016 июль
2016 июнь
2016 май
2016 апрель
2016 март
2016 февраль
2016 январь
2015 декабрь
2015 ноябрь
2015 октябрь
2015 сентябрь
2015 август
2015 июль
2015 июнь
2015 май
2015 апрель
2015 март
2015 февраль
2015 январь
2014 декабрь
2014 ноябрь
2014 октябрь
2014 сентябрь
2014 август
2014 июль
2014 июнь
2014 май
2014 апрель
2014 март
2014 февраль
2014 январь
2013 декабрь
2013 ноябрь
2013 октябрь
2013 сентябрь
2013 август
2013 июль
2013 июнь
2013 май
2013 апрель
2013 март
2013 февраль
2013 январь
2012 декабрь
2012 ноябрь
2012 октябрь
2012 сентябрь
2012 август
2012 июль
2012 июнь
2012 май
2012 апрель
2012 март
2012 февраль
2012 январь
2011 декабрь
2011 ноябрь
2011 октябрь
2011 сентябрь
2011 август
stat24.meta.ua
Copyright © 2011 - 2019 | www.donbass-info.com | При копировании информации с сайта активная ссылка обязательна!