новости, достопримечательности, история, карта, фотогалерея Донецкой области
Донбасс информационный - путеводитель по Донецкой области

Новости Донецка и области

7 декабря 2015 года

Ты шпион НАТО! Признавайся, кто тебя сюда забросил?

ДНР 

ДНР

В Донецке террористы схватили на улице темнокожего парня, держали его в плену, а потом, прострелив позвоночник и проломив голову прикладами, бросили в лесу умирать

Больше года Людмила Сергеевна из Донецка молчала о том, что произошло с ее сыном. Женщина боялась, что огласка может погубить их семью. Осенью прошлого года озверевшие боевики пытались убить 26-летнего Марка, парень выжил лишь чудом, но стал беспомощным инвалидом. С тех пор его мать борется буквально за каждый день жизни сына. Доверить свою историю «ФАКТАМ» Людмила Сергеевна решилась в надежде, что среди наших читателей найдутся люди, которые могут помочь ей с сыном выехать на украинскую территорию, а также обеспечат Марку условия для реабилитации.

Поскольку герои этой публикации живут на оккупированной территории, мы изменили их имена, а также некоторые детали событий годичной давности.

- Отец Марка был иностранцем, я познакомилась с ним, когда он учился в Донецке, - рассказывает Людмила Сергеевна. - После рождения сына мы переехали на родину мужа. Марку было десять лет, когда в той стране разгорелась гражданская война на почве борьбы за местные богатства (красное и черное дерево, нефть, слоновую кость). Во время атаки на наш город муж пропал без вести. Мы с сыном вернулись в Донецк. Помню, Марк сильно удивлялся: «Живем в Украине, а люди говорят на русском языке. И в школе тоже учат на русском. Почему так?»

Экзотическая внешность постоянно приносила сыну неприятности. В институт его зачислили как иностранца на платное отделение, хотя паспорт у Марка украинский. На улице его часто останавливали милиционеры, намекая, что отпустят с миром, если он поделится долларами. А сколько раз прохожие бросали ему в спину обидные слова! Это я к тому, что ксенофобия процветала в наших краях и до начала боевых действий. Но война обнажила в людях темную сторону, и многие вообще утратили человечность.

В тот день сын вышел за сигаретами. Был одет в домашнюю одежду и шлепанцы. Магазины-то под боком. Из-за военного положения мирному населению велено носить при себе документы. Мы так и делаем. В кармане Марка лежали паспорт и удостоверение инвалида (у сына тяжелое заболевание внутренних органов). Смотрю, что-то сына долго нет. Стала звонить ему на мобильный - не отвечает. Я заволновалась. Звонила на номер Марка весь вечер и ночь, а утром обратилась в милицию: «У меня сын пропал!» «У нас все ушли на войну, - говорят. - Некому работать».

Тогда были сильные обстрелы, по телевизору как раз сообщили, что пострадало много людей. Я бросилась обзванивать все больницы, Марка нигде не было… На четвертый день мне позвонили из милиции: «Приезжайте на опознание. Нашли похожего по описанию мужчину. Он без сознания». Сына обнаружили в лесу неподалеку от Донецка. Он лежал на земле с простреленной спиной. На тот момент Марк был еще в сознании, поэтому смог назвать свое имя, сказал, откуда он. Военные вызвали «скорую», и моего сына доставили в больницу.

Когда я увидела Марка в палате, чуть не закричала от боли. Он был весь синий от побоев, на груди, голове и правом глазу повязки, через бинты проступала кровь. Из тела сына торчали трубки. Врачи объяснили, что у него огнестрельный перелом позвоночника в области ниже шеи, пробито легкое, перелом ключицы, травма глаза и открытая черепно-мозговая травма. Температура тела сына была 40 градусов, а давление - пятьдесят на сорок. Марк ненадолго пришел в себя и узнал меня: я поняла это по его взгляду. Говорить не мог, у него было шоковое состояние.

Возле кровати сына лежала его одежда, она сильно воняла бензином. Документов в кармане не было… Я помчалась в милицию, написала заявление о том, что мой сын попал в больницу с тяжелейшими травмами, а его документы пропали. И тут звонок на мобильный: «У Марка случилась клиническая смерть. Он впал в кому».

Целый месяц сын находился между жизнью и смертью. Медики не скрывали от меня, что надежды почти нет. Состояние Марка было крайне тяжелым. Спасибо огромное донецким реаниматологам, это они вернули сына с того света. Несмотря на бомбежки, наши врачи исполняли свой долг до конца. Медсестры дежурили в больнице по несколько дней подряд. Врачи пытались спасти пациентов, не имея под руками самого необходимого. Это героизм, я считаю.

Пока реаниматологи выхаживали моего сына, я занималась поисками средств на лекарства. Сначала сдала в ломбард все ценное, что было в доме, потом бросилась занимать у знакомых. Влезла в огромные долги, но смогла купить необходимые медпрепараты. Когда Марк пришел в сознание, я думала, что худшее уже позади. Но неожиданно у сына развился сепсис, загноились легкие и околосердечная сумка, инфекция поразила почки и мочевой пузырь.

Врачи сказали, что спасти сына могут только дорогостоящие антибиотики. Один флакон стоил 800 гривен. Где взять деньги? Рыдая, рвала на себе волосы, кусала губы до крови… И снова выручили знакомые. К счастью, потом в больницу привезли гуманитарную помощь, и среди лекарств оказались нужные Марку антибиотики. Через три месяца угроза жизни миновала, я ушла с работы, забрала сына домой и стала его нянькой и медсестрой…

Смотрю на сына и плачу. Что с ним сотворили! Пуля прошила Марка насквозь, перебив спинной мозг и повредив внутренние органы. Правого глаза нет: его выбили. Левое легкое после сепсиса спалось, нарушена работа всех внутренних органов. У сына проблемы с памятью, он плохо разговаривает. Врачи объясняют это тем, что участки мозга, отвечающие за речь и память, были сильно травмированы. И все-таки Марк смог более-менее внятно рассказать мне, что с ним произошло.

Когда он вышел за сигаретами, то решил сходить за ними на заправку, это рядом с нашим домом. Там к Марку подошли десять мужчин в камуфляже и с оружием. Потребовали показать документы. Увидев в паспорте иностранную фамилию, заявили: «Ты шпион НАТО! А ну признавайся: кто тебя сюда забросил?» И сразу начали избивать. Потом посадили в машину и привезли в неизвестное место. Марк говорит, что его держали в темном помещении. Он все время находился в наручниках, еды и воды ему не давали. Похитители нашли в одежде Марка удостоверение инвалида. Выспрашивали, в каком размере он получает пенсию, требовали деньги. И били, били…

Марк не знает, сколько времени он находился в плену. Ночью ему стало плохо, сильно тошнило (незадолго до этого сын лежал в больнице с язвой желудка). Он испугался, что может умереть, и стал кричать, просил мужчин отпустить его. Они бросили его в машину, привезли в лес и приказали идти вперед. Марк сделал несколько шагов, и тут ему выстрелили в спину. Он упал, мужчины подскочили к нему и стали добивать прикладами по голове. Били так, что размозжили череп. Когда Марк попал в больницу, врачи удивлялись, как он вообще выжил, ведь кости черепа были сломаны во многих местах.

Сын помнит, как пришел в сознание, было утро, он позвал на помощь. Его стоны услышал человек в форме, наверное, тоже военный. Он случайно проходил мимо. Этот оказался добрым: вызвал «скорую» и даже помогал погрузить Марка в машину… До сих пор не известно, кто так поиздевался над моим сыном. В милиции предполагают, что это была какая-то «диверсионная группа».

Невозможно представить, что в оккупированный боевиками Донецк зашли украинские разведчики и прямо на заправке стали избивать мирного жителя. Искать «шпионов НАТО», держать людей в плену и зверски их избивать очень характерно для наводнивших город террористов. Просим читателей с пониманием отнестись к тому, что мама искалеченного парня пытается отвести подозрения от боевиков. Хотя совершенно очевидно: это они едва не убили Марка.

- Чтобы восстановить функции мозга и поддерживать работу внутренних органов, сыну нужно ежедневно принимать дорогостоящие препараты, - говорит мама Марка. - А денег у нас нет. Вы не представляете, как бедно мы живем. Пенсии хватает только на хлеб и крупы. Я обращалась во многие благотворительные фонды и в Украине, и в нашей «ДНР». Сотрудники украинских фондов разводили руками: мол, как мы вам поможем, если вы живете в Донецке? Передать лекарства на оккупированную территорию, по сути, невозможно.

Донецкие же благотворители ведут себя странно. Как-то увидела в Интернете информацию о новом фонде. «Помогаем многострадальному народу Новороссии», пишут. Позвонила туда. А мне отвечают: «Мы ищем тех, кто дает, а не тех, кто просит»… Есть у нас такой фонд «Доброта». Попросила их помочь с лекарствами. Помогли: дали черной муки и минеральной воды. «А на лекарства нужно много денег, - говорят. - Лучше мы истратим их на продукты для стариков».

Напишите, пожалуйста, что я очень благодарна штабу Рината Ахметова. Это единственная организация, где прониклись нашей семейной трагедией. Штаб закупил для Марка необходимые лекарства, а также приобрел хороший противопролежневый матрас. Раньше у сына были страшные пролежни: раны аж до кости. Теперь это в прошлом.

Я все мечтаю, что вывезу сына из Донецка на мирную территорию и там найду хороших врачей. Здесь не то что лечить - ухаживать за лежачим больным порой невозможно. В городе часто пропадают свет и вода. Мы живем в маленькой однокомнатной квартире. Для Марка она превратилась в тюрьму. Сама вынести сына на улицу я не могу, а попросить о помощи некого: соседи и друзья давно уехали. Марку сложно принять то, что он, еще недавно здоровый и красивый парень, превратился в глубокого инвалида. Постоянно спрашивает меня: «Мама, где справедливость? Мама, мне помогут?» Мой сын надеется на чудо. И я тоже.

Недавно связалась по телефону с врачом-реабилитологом из Киева. Переслала ему историю болезни и снимки Марка. Доктор сказал: «Надежда есть. Нужно работать». Я уже выяснила, что возле Киева, а также в Николаевской и Одесской областях действуют хорошие реабилитационные центры. Может, вы расскажете о нашей беде и люди откликнутся? Правда, проблема еще в том, что нам нужно отдельное жилье. После травмы у Марка нарушилась работа всех органов. Например, моча вытекает сама по себе. Я уже привыкла ухаживать за сыном, а чужой человек вряд ли выдержит неприятный запах. Буду очень признательна, если кто-то предложит мне работу на дому. Тогда я смогу и за Марком присматривать, и семью обеспечивать.

Ирина Копровская, fakty.ua

 

Группы в социальных сетях: Группа Донбасс информационный в ВКонтакте   Группа Донбасс информационный в Facebook   Донбасс информационный в Одноклассниках   Донбасс информационный в Твиттере
Отправить пост в социальную сеть:

Архив Новостей

2019 апрель
2019 март
2019 февраль
2019 январь
2018 декабрь
2018 ноябрь
2018 октябрь
2018 сентябрь
2018 август
2018 июль
2018 июнь
2018 май
2018 апрель
2018 март
2018 февраль
2018 январь
2017 декабрь
2017 ноябрь
2017 октябрь
2017 сентябрь
2017 август
2017 июль
2017 июнь
2017 май
2017 апрель
2017 март
2017 февраль
2017 январь
2016 декабрь
2016 ноябрь
2016 октябрь
2016 сентябрь
2016 август
2016 июль
2016 июнь
2016 май
2016 апрель
2016 март
2016 февраль
2016 январь
2015 декабрь
2015 ноябрь
2015 октябрь
2015 сентябрь
2015 август
2015 июль
2015 июнь
2015 май
2015 апрель
2015 март
2015 февраль
2015 январь
2014 декабрь
2014 ноябрь
2014 октябрь
2014 сентябрь
2014 август
2014 июль
2014 июнь
2014 май
2014 апрель
2014 март
2014 февраль
2014 январь
2013 декабрь
2013 ноябрь
2013 октябрь
2013 сентябрь
2013 август
2013 июль
2013 июнь
2013 май
2013 апрель
2013 март
2013 февраль
2013 январь
2012 декабрь
2012 ноябрь
2012 октябрь
2012 сентябрь
2012 август
2012 июль
2012 июнь
2012 май
2012 апрель
2012 март
2012 февраль
2012 январь
2011 декабрь
2011 ноябрь
2011 октябрь
2011 сентябрь
2011 август
stat24.meta.ua
Copyright © 2011 - 2019 | www.donbass-info.com | При копировании информации с сайта активная ссылка обязательна!