новости, достопримечательности, история, карта, фотогалерея Донецкой области
Донбасс информационный - путеводитель по Донецкой области
Главная Архив новостей Наши Контакты

Новости Донецкой области (Донбасса) и Украины

3 апреля 2017 года

Рева Гужон: РФ скоро может получить возможность разделить Европу

Рева Гужон

Рева Гужон

Рева Гужон - вице-президент по глобальному анализу американской аналитической компании Stratfor, которую иногда называют "частной американской разведкой". В первой части интервью apostrophe.ua госпожа Гужон рассказала, почему не ожидает прорыва в выполнении Минских договоренностей, равно как и подключения США к "нормандскому формату". Гужон считает, что крайне важными будут европейские выборы, которые пройдут позже в этом году - в Германии и особенно во Франции. Именно французская президентская кампания в случае победы Марин Ле Пен может стать началом конца ЕС, предупреждает американская политолог.

- Всем очевидно, что на данный момент выполнение Минских договоренностей зашло в тупик. Могут ли они быть механизмом завершения войны в Украине?

- Знаете, я действительно не вижу особого продвижения в выходе из этого тупика в этом году. Для этого есть ряд причин. Мы зашли в безвыходное положение в вопросе последовательности выполнения Минских договоренностей. Украина, конечно, хочет видеть все компоненты безопасности, включая прекращение огня, вывод иностранных военных из Восточной Украины, обеспечение доступа для ОБСЕ, освобождение всех пленных – и чтобы все это было выполнено до политических уступок. Конечно, мы видели, как Россия и сепаратисты убеждали изменить эту последовательность, выступая за взаимные уступки, большую гибкость покровителей Украины на Западе. И это в дальнейшем будет приемом России в переговорах с Западом.

Конечно, было много спекуляция сразу же после инаугурации президента Трампа, что будет сближение между Москвой и Вашингтоном, что могут быть переговоры и компромиссы по целому ряду вопросов – от Украины до санкций, НАТО и так далее. Но мы еще на ранней стадии указывали на то, что Россия, я думаю, не имеет больших надежд, что она будет способна кукловодить президентской администрацией США, чтобы та пошла на большие стратегические уступки. Россия знала, что проявятся большие ограничения. Конечно, у нас есть много личностей, сконцентрированных на национальной безопасности - в Конгрессе и даже в администрации, которые не считают, что пришло время идти на большие уступки в пользу России. Осложняют ситуацию и утечки, противоречивые сообщения о связях России с администрацией, о том, как далеко эти отношения зашли. Все это затрудняет для США даже предварительные уступки россиянам.

Военная ситуация [на Донбассе] не предвещает существенного сдвига в планах России в отношении этих территорий: ни уступки, ни обострение до предельного уровня. Так что пока это остается так, и пока США будут чувствовать себя стесненными в своих переговорах с Россией, я ожидаю подобного тупика на некоторое время.

- Как насчет участия США в "нормандском формате"? Оно чем-то поможет? И реально ли оно вообще?

- Это является частью дискуссии уже некоторое время. При Обаме Россия не хотела, чтобы США участвовали в формате, потому что это бы навредило российской стратегии держать США и европейцев разделенными в вопросе "Минска". Потом Россия почувствовала, что якобы имеет больше рычагов влияния на администрацию Трампа, и российская сторона начала допускать подключение США к формату. Но последние заявления из Германии, что нет никакой спешки в том, чтобы привлечь США. Я думаю США при администрации Трампа тоже предпочтут иметь дело с Россией на двустороннем уровне.

- В Украине, особенно публично во власти, мало говорят о том, как можно усовершенствовать Минские договоренности или чем можно заменить "Минск-2". Можно ли на самом деле найти какой-либо приемлемый механизм при нынешней позиции России?

- Трудно сказать. Потому что Россия дала четко понять, что она необязательно готова обеспечивать все компоненты безопасности Минских договоренностей. Могут потребоваться не только уступки Украины. Мы знаем, что Россия имеет просьбы и жалобы на расширение НАТО и наращивание сил. Россия требует снятия санкций – так что разными способами Россия добивается уступок со стороны европейцев и США. Удастся ли России достичь какого-либо успеха в этом, и почувствует ли себя она вынужденной пойти на хоть какие-то уступки в рамках "Минска"? Думаю, многое зависит в первую очередь от того, что произойдет в Европе в этом году. Мы действительно видим более фрагментированную Европу.

В этом году мы столкнемся с несколькими большими выборами, наиболее важные из которых пройдут во Франции весной. Если в результате выборов к власти придет Марин Ле Пен из "Национального фронта", это может быть переломным изменением в том, что Россия получит возможность разделить Европу и стремительно подняться. У них появится много опций. Например, чтобы разрушить европейскую коалицию по санкциям, на что надеется Россия.

Если Франция останется союзником Германии в поддержании нынешней политики и строгой приверженности "Минску", если не будет большего пространства для переговоров, я не думаю, что мы увидим откат расширения НАТО. Сейчас все эти планы выглядят подкрепленными, и США не подают никаких признаков, что собираются отступить. И чем больше Германии нужно будет испытывать обязательства США на европейской арене, тем более уверенно она будет держать эту жесткую линию в отношении России.

И поэтому мы должны следить за немецкими выборами позже в этом году. Похоже, что Меркель останется на своей должности, но, если она будет иметь значительно более хрупкую коалицию, а Россия будет продвигаться вперед с членами ее коалиции, это будет еще одним фактором. Это может привести к более разделенной европейской политике в отношении России. Я думаю, это на самом деле зависит от результатов европейских выборов в этом году, когда мы оцениваем, увидим ли мы какое-то продвижение в переговорах.

- По-вашему, угроза от выборов в Нидерландах, Франции и Германии для стабильности ЕС в основном не преувеличивалась и оценивалась адекватно?

- Как я и сказала, я думаю, что это решающие выборы. Потому что Европа уже на пути к распаду. ЕС так долго был устойчивым, хотя это блок стран с очень разными интересами. В ЕС закрывали глаза на критические вопросы суверенитета, надеясь, что экономическое благополучие продолжится. Проблема в том, что сейчас экономически значительно более сложные времена, и это не просто временный цикл. Со многим нужно справиться, когда мы смотрим на демографию, технологический прогресс, обеспокоенность иммиграцией, нестабильность на Ближнем Востоке и в Африке, которая запускает миграцию. И я сожалею, что в общем и целом Европа становится более националистической и евроскептической.

Если Германия и Франция, столпы ЕС, начинают отдаляться друг от друга – а они начинают, – разрушается весь фундамент ЕС. Не думаю, что угроза преувеличена. Думаю, что Европа уже на пути к фрагментации, к испытанию, увидим ли мы в этом году существенное ускорение этого тренда как результат выборов.

- В случае с какой страной вероятность выхода из ЕС наиболее высока?

- Мы уже видим, что Великобритания направляется к выходу, и это было ожидаемым: Соединенное Королевство всегда держалось на расстоянии от континента и балансируя за счет трансатлантических отношений с США. Анализируя, кто может быть следующим, нужно принимать во внимание несколько факторов. Во-первых, центрально- и восточноевропейские страны. Польша и Венгрия совершенно точно хотят сохранить суверенность в больших вопросах. Они много жалуются на ЕС, но на самом деле, что важно, до сих пор получают пользу от денег, которые они получают, будучи членами Союза. Вы необязательно увидите, что кто-то из этой группы стран станет следующим на выход, но они точно будут частью кампании внутри ЕС по возвращению себе прав за счет Брюсселя и для национальных правительств.

Мы должны следить за финансовой уязвимостью, в особенности Италии и Греции. Греция рано или поздно вынуждена будет просить о новом займе. И если Германия будет становиться все более политически нетолерантной в отношении бесконечного предоставления финансовой помощи, это может стать причиной кризиса, который будет снова грозить Grexit`ом. Южная периферия ЕС свыкаются с идеей, что нужно стать более независимыми и выйти из Союза. Если мы, например, увидим победу "Национального фронта" во Франции, мы можем столкнуться и с референдумом о выходе Франции из еврозоны. Я бы следила за южной периферией и Францией в частности, в зависимости от результатов выборов. Это может стать началом конца ЕС, если будет большой сдвиг.

Нужно следить и за странами северной группы. Германия, Нидерланды, Люксембург – эти страны держатся вместе и значительно более склонны к строгости. Если финансовые проблемы на Юге дойдут до той черты, когда кризис в Италии или Греции будет слишком сильным, чтобы они его смогли преодолеть, можно ожидать, что северный блок начнет отдаляться и создаст план действий в непредвиденных обстоятельствах по выходу из ЕС. Трудно сказать, какая страна будет следующей, за этими странами я буду следить особенно.

- Если в результате упомянутых избирательных кампаний популистские силы не придут к власти, чего ожидать дальше?

- Вероятность, что кто-то из крайних популистов окажется у власти в результате этих выборов и правда ниже, чем наоборот. Но факторы, которые приводят к подъему популизма, национализма, шовинизма и протекционизма в Европе и других частях развитого мира связаны с гораздо более глубокими структурными силами – макроэкономическими, демографическими, технологическими причинами, иммиграцией, которые запускают эти настроения.

Если даже к власти придут умеренные силы, им все еще придется ориентироваться на популярную базу, которая требует больше суверенности от Брюсселя, законов по ограничению иммиграции, которая становится менее толерантной по отношению к другим странам-членам ЕС, когда доходит до вопроса, как тратятся деньги и формируются бюджеты. Угроза не уйдет. В ряде случаев мы видели, что и умеренные политики вынуждены отвечать чаяниям электората, который все это чувствует и требует. Так что сдвиг в сторону национализма и евроскептицизма продолжится в любом случае.

- Прошло два месяца с момента инаугурации Дональда Трампа. Наверное, уже можно делать первые выводы о намерениях нового президента. От каких самых громких своих обещаний он откажется?

- О боже! Он сделал много обещаний в течение кампании. Любой, кто приходит в этот офис, очень быстро приходит к пониманию, какие есть ограничения. В случае с запретом на въезд мы увидели, насколько непростым был процесс. Во внутренних вопросах, на которых администрация Трампа очевидно пытается сосредоточиться, есть большая обостряющаяся дискуссия о реформе здравоохранения. Есть реальный риск, что администрация Трампа потеряет значительную часть своих сторонников как результат этих реформ.

Много обсуждают и то, чего будет стоить "вернуть обратно рабочие места" в США. В этом будет много невыполненных обещаний, поскольку мы в крайне глобально интегрированной торговой среде, и это нелегко обратить вспять. Даже если вы угрожаете налоговыми пошлинами и создаете стимулы, чтобы компания вернулась, она все равно должна будет следить за своей чистой прибылью. И если компания ищет наиболее эффективную опцию – автоматизация это действительно то направление, куда двигаются производство и сфера услуг. А это не создает рабочие места. К тому же, когда мы посмотрим на новые большие инвестиции в США, то увидим, что они по большей части идут на новые проекты: высокотехнологичное производство, отрасли, которые требуют высококвалифицированной рабочей силы. А места для низкоквалифицированных работников, которые обещал вернуть Трамп, – это, думаю, будет одним из наибольших невыполненных обещаний, которое может отразиться на следующих выборах.

Еще одним таким обещанием, думаю, будет идея, что США будут в хороших отношениях с Россией. Как мы говорили ранее, есть масса препятствий для этого. И мы уже видим, что эта политика начинает разваливаться. Россия рассчитывает на стратегию хаоса: даже если не удастся получить от США уступки, с помощью этих утечек и подозрений в связях с РФ россияне, по существу, используют американские институции против их самих, создавая это недоверие между администрацией и разведывательными службами и отвлекая внимание.

Я могу продолжать – есть много сфер с большими ограничениями.

- Предыдущая администрация стремилась существенно снизить свою вовлеченность в решение ближневосточных кризисов, но после вывода войск из Ирака не слишком преуспела. Что будет делать Трамп?

- Администрация Трампа все еще крайне сконцентрирована на борьбе против "Исламского государства". В Ираке, где операции уже проходят, и в Сирии, где готовится наступление на Ракку. Так что я все еще убеждена, что будет очень большое участие США в этом районе боевых действий, где Россия, конечно, активно позиционирует себя, чтобы убедиться, что США не могут ее игнорировать. Россия хочет удостовериться, что, если США собираются быть поглощенными борьбой против ИГ в Сирии, им придется так или иначе сотрудничать с Россией. Есть данные о том, что США могут отправить 1000 или более солдат для наступления на Ракку. Так что мы можем увидеть продолжающуюся активность, вплоть до намерения отправить туда наших военнослужащих. Крайне ненадежно полагаться исключительно на местные силы, потому что на поле боя очень много соперников, что может создать противоречия или и вовсе помешать операции.

Вдобавок, я думаю, Ливия – еще одно место, на котором больше сфокусируются. Россия понемногу развивает там свое вмешательство, сотрудничая с Египтом. Ливии не уделяли особого внимания, но со временем, думаю, это изменится.

- Чего Россия попытается добиться в Ливии?

- Думаю, Россия ничего впечатляющего не делает - это невмешательство на том же уровне, что в Сирии. Сирия - значительно более важная арена прокси-войны, и из нее Россия может получить гораздо больше. В случае в Ливией важны два аспекта. Во-первых, у России есть энергетические интересы в Северной Африке. Северная Африка все еще имеет потенциал поставок [нефти] на европейский рынок, и Россия хочет убедиться, что сможет вмешаться и стать частью этих сделок в долгосрочной перспективе.

На военном фронте Россия может позиционировать себя в борьбе против коалиций исламистских группировок, которые формируются на поле боя. Россия поддерживает генерала Хафтара в паре с Египтом. Вмешиваясь в Ливии, Россия принимается за развитие более тесных отношений с Египтом, тем самым вытесняя или пытаясь вытеснить США. Естественно, в конечном счете Египет будет балансировать между Россией и США, но по крайней мере существует идея, что Россия может повысить свое влияние до некоторого уровня. И Россия может сделать это дешево! Вовлеченность не том уровне, на который Россия настроена сейчас, не будет крайне дорогой. Россия может продавать оружие на этот рынок – есть много причин для России развернуть активность в Ливии, но опять-таки, она не будет на уровне Сирии.

- Могут ли США попытаться воевать в Сирии российскими руками?

- Думаю, есть потенциал для координации. Но не очень много. США очень сосредоточены на операции в Ракке, и Россия им не нужна в этой операции. Но Россия, конечно, желает стать ее частью, потому что хотела бы использовать это сотрудничество с США, чтобы потом расширить дискуссию до более широких стратегических вопросов, вроде санкций, НАТО, Украины и так далее. Я не думаю, что США непременно зайдут так далеко. Все, в чем США действительно нуждаются, это чтобы Россия не вмешивалась.

Сотрудничество на поле боя на каком-то уровне возможно, но, опять же, США в этом не нуждаются. Поэтому Россия в Сирии может как быть сговорчивой, так и играть роль вредителя. Она может попытаться вмешаться в операцию в Ракке, чтобы привлечь внимание США, но это лишь усилит напряженность в двусторонних отношениях.

- Трамп пойдет на срыв ядерной сделки с Ираном?

- Думаю, он возьмет более умеренный подход к этому. Знаю, что было много риторики во время предвыборной кампании, что это ужасная сделка. Конечно, Израиль имеет больше влияния на эту администрацию, чем на предыдущую. И Израиль хочет переписать части соглашения с большими ограничениями для иранской программы ядерного обогащения. Любая попытка начисто изменить соглашение несомненно создаст кризис. Но есть много личностей в администрации: как генерал Мэттис или Рекс Тиллерсон, который понимает, что, если взорвать эту сделку, будут огромные последствия.

Не думаю, что США готовы повторно открыть потенциальный военный фронт против Ирана, когда нужно заниматься множеством других проблем: противостоять Китаю в Южно-Китайском море, развивающей свою ядерную программу Северной Корее, продолжать бороться с Россией, решать торговые проблемы, которые могут обостриться вследствие американской политики. Слишком много кризисов в разгаре, чтобы США добровольно повторно создавали бы себе еще один. Поэтому я думаю, что США будут акцентировать на более жестких ограничениях ядерной сделки, что может поставить ее под угрозу, но вряд ли США будут выходить из соглашения.

Мы также должны помнить, что приближаются выборы в Иране. Одно дело, если в Иране у власти останется умеренный лидер, который будет нацелен на соблюдение соглашения. Но если Иран свернет в сторону более жесткой линии, США и Ирану будет сложнее сохранить эту сделку надолго. Пока что я не ожидаю большого краха ядерного соглашения.

- Насколько высоко вы оцениваете вероятность развертывания Россией нового конфликта в постсоветских странах и вообще в Европе, например, Беларуси или странах Балтии?

- Не верю, что Россия пойдет на такой большой шаг на территории НАТО, например, в странах Балтии. С Беларусью сложнее. C ней у России уже очень тесные отношения. Время от времени возникают разногласия, но я думаю, что Россия сохранит рычаги влияния на Минск и попытается расширить свое военное присутствие.

Думаю, более интересны другие регионы, где Россия укрепляется и может ущипнуть Запад. Мы уж упомянули Ливию как появляющуюся арену. Балканы стали еще одной ареной, где выросла активность России. Конечно, Россия пытается играть роль вредителя в Черногории, чтобы помешать ее интеграции в НАТО. Если мы посмотрим на отношения России с Сербией, то похоже на то, что Россия усиливает свою поддержку, расширяя военные поставки. А это, в свою очередь, увеличивает потребность Косово в повышении своей обороноспособности. Что, конечно, будет беспокоить европейцев.

Если Россия хочет сдвинуться с мертвой точки в вопросе санкций, Украины, всех этих больших вопросов, она нуждается в новых театрах военных действий, чтобы привлечь внимание Запада. Поэтому я думаю, что Балканы - очень логичное место для России, чтобы вновь разжечь напряжение, когда европейцы меньше всего могут себе это позволить.

Интересные тенденции есть на Кавказе, в Нагорном Карабахе, где Россия играет и с Арменией, и с Азербайджаном. Там все еще существует потенциал для военной эскалации. Думаю, цель России - действительно укрепить свое положение в этом конфликте и переговорах. Особенно, потому что Турцию уводят в сторону ее приоритеты в Сирии. Иран тоже занят другим. А Россия имеет пространство для расширения своего присутствия на Кавказе.

- Барак Обама большое внимание уделял ситуации в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Как изменится подход Вашингтона к политике в АТР при Трампе, в частности, к вопросу спорного архипелага Спратли, учитывая планы президента по сдерживанию Китая?

- Честно говоря, не ожидаю больших изменений. Трамп утверждал, что США не собираются играть роль "мирового полицейского", а сосредоточатся больше на внутренней политике. Но вот проблема: когда ты говоришь, что сосредоточишься на домашних делах, тебе придется сказать, что проблема, которую мы имеем в отношениях с Китаем, - это торговый дефицит с Китаем. А имея этот дефицит, "мы хотим начать торговую войну с Китаем". Трамп отмахнулся от угрозы признания Тайваня, и это очевидно расстроило Китай, который предупредил, какими могут быть последствия такого сдвига.

Что я хочу сказать: даже если США попытаются сосредоточиться на своей экономике и торговых вопросах, которые неизбежно затронут Китай, это неминуемо втянет США глубже в Тихоокеанский регион, в том числе в контексте безопасности. Думаю, США собираются поддерживать свое присутствие и активность в Южно-Китайском море в координации со своими союзниками, в особенности Японией и Австралией. Конечно, еще одна большая угроза исходит от Северной Кореи, поскольку она развивает свою ядерную программу. Не думаю, что стоит ожидать от Китая какого-то большого сдвига в его северокорейской политике - они не последуют за США в их жесткой линии и попытке наказать КНДР расширением санкций. Китай может прибегнуть к легкому давлению, но не сделают ничего радикального.

Пока Северная Корея остается большой и растущей угрозой, США будут сильно вовлечены в этом регионе. Поэтому мы видим, что США работают с Южной Кореей над применением противоракетной обороны и будут тесно сотрудничать также с Японией. Так что мы увидим расширение американского присутствия в Тихоокеанском регионе, особенно если возрастет угроза со стороны КНДР.

- Как считаете, у Трампа уже есть стратегия в отношении Китая?

- Думаю, она в разработке: затевать драку с Китаем - сложное дело. Конечно, администрация Трампа раздула историю из большого торгового дефицита с Китаем, и, думаю, стоит ожидать, что США попробуют поднять споры в ВТО, строго следить за соблюдением существующих торговых правил, обложить Китай антидемпинговыми мерами. У Китая есть свои торговые меры оперативного воздействия. Но, думаю, эта президентская администрация США все еще оценивает, до какой степени она может быть заодно с Китаем. Просто сказать Китаю, что "нам нужно, чтобы вы больше работали с Северной Кореей", не поможет. Также в ряде угроз, которые присутствуют в отношениях между двумя странами, включая сферу кибербезопасности. Думаю, мы уже стали свидетелями некоего метода проб и ошибок в исполнении Трампа. Уже на ранней стадии мы видели, как он не принял во внимание угрозу из-за Тайваня и вынужден был идти на попятную.

Наверное, еще есть пространство, чтобы выяснить, как далеко американская администрация может зайти в противостоянии с Китаем. Последствия таких действий могут быть очень масштабными.

- Эта стратегия в отношении Китая может быть эффективной?

- Зависит от того, что вы имеете в виду под словом "эффективная". Когда дело доходит до Китая, у США есть много целей. Если США хотят выровнять торговое игровое поле, есть несколько способов сделать это. Например, жестче соблюдать правила ВТО, применять антидемпинговые меры и тому подобное. Если же США попытаются расширить отношения с Тайванем, что сильно волнует Китай, Пекин найдет способы ответить. Например, может создать для США сложности в сфере безопасности в Южно-Китайском море, в торговой сфере, тем самым заставив США отступить. Поэтому я думаю, что политика в отношении Китая может быть в этом случае менее эффективной.

США чувствуют необходимость в укреплении своей архитектуры безопасности в Азиатско-Тихоокеанском регионе, построении союза c Южной Кореей и Японией, что затруднено сменой власти в Южной Корее, которая может осложнить ее отношения с Японией. Но тем не менее... США пытаются развернуть противоракетную оборону, что не нравится Китаю, который утверждает, что, если США откажутся от этих планов, Северная Корея, может, изменит политику, и удастся прийти к компромиссу. Но реальность такова, что КНДР не остановится. США нужно укреплять свой оборонный союз в регионе, используя противоракетную оборону как его часть. И Китай будет чувствовать в этом угрозу для себя, укрепляя в ответ свою оборону. В чем-то это напоминает динамику отношений с Россией.

Есть достаточно сфер соперничества и недоверие из-за вопросов безопасности, которое приведет к укреплению обороноспособности обеими сторонами. Это повышает необходимость в диалоге. Есть потенциал для большего сотрудничества в торговле, но также соперничества. Так что в некоторых сферах она может быть эффективной, в других - контрпродуктивной.

- Остались ли еще какие-либо опасения по поводу будущего НАТО после недавних сигналов от Мэттиса и Пенса?

- США при этой администрации крайне серьезно настроены на то, чтобы заставить других членов НАТО увеличить свои траты на оборону. Мы уже видели, как разные страны заявили, что сделают это, чтобы сохранить обязательства США. Думаю, в этом смысле стратегия США была продуктивной. Сомневаюсь, что США собираются выйти из НАТО - они лишь требуют больше. Это все еще создает неопределенность для стран, которые оказались между двух огней: как Украина, Польша, балтийские страны, которым приходится беспокоиться за гарантии безопасности США и НАТО, когда они имеют дело с Россией. Но поскольку вы все лучше видите, что идея сближения Трампа с Путиным начинает рушится, когда вступают в дело все ограничения. Чем лучше эти страны видят это, тем больше они уверены, что сбалансированы, оставаясь достаточно близко к Западу. Но они все еще должны волноваться за Европу, которая дезинтегрируется, ведь это делает их еще более зависимыми от США в своей безопасности. Откровенно говоря, США уже не будут уделять их безопасности такое внимание, как раньше.

Владислав Кудрик

 


Группы в социальных сетях: Группа Донбасс информационный в ВКонтакте   Группа Донбасс информационный в Facebook   Донбасс информационный в Одноклассниках   Донбасс информационный в Твиттере   Донбасс информационный в Instagram   Донбасс информационный в Telegram
Отправить пост в социальную сеть:

Архив Новостей

2020 июль
2020 июнь
2020 май
2020 апрель
2020 март
2020 февраль
2020 январь
2019 декабрь
2019 ноябрь
2019 октябрь
2019 сентябрь
2019 август
2019 июль
2019 июнь
2019 май
2019 апрель
2019 март
2019 февраль
2019 январь
2018 декабрь
2018 ноябрь
2018 октябрь
2018 сентябрь
2018 август
2018 июль
2018 июнь
2018 май
2018 апрель
2018 март
2018 февраль
2018 январь
2017 декабрь
2017 ноябрь
2017 октябрь
2017 сентябрь
2017 август
2017 июль
2017 июнь
2017 май
2017 апрель
2017 март
2017 февраль
2017 январь
2016 декабрь
2016 ноябрь
2016 октябрь
2016 сентябрь
2016 август
2016 июль
2016 июнь
2016 май
2016 апрель
2016 март
2016 февраль
2016 январь
2015 декабрь
2015 ноябрь
2015 октябрь
2015 сентябрь
2015 август
2015 июль
2015 июнь
2015 май
2015 апрель
2015 март
2015 февраль
2015 январь
2014 декабрь
2014 ноябрь
2014 октябрь
2014 сентябрь
2014 август
2014 июль
2014 июнь
2014 май
2014 апрель
2014 март
2014 февраль
2014 январь
2013 декабрь
2013 ноябрь
2013 октябрь
2013 сентябрь
2013 август
2013 июль
2013 июнь
2013 май
2013 апрель
2013 март
2013 февраль
2013 январь
2012 декабрь
2012 ноябрь
2012 октябрь
2012 сентябрь
2012 август
2012 июль
2012 июнь
2012 май
2012 апрель
2012 март
2012 февраль
2012 январь
2011 декабрь
2011 ноябрь
2011 октябрь
2011 сентябрь
2011 август
Copyright © 2011 - 2020 | donbass-info.com | При копировании информации с сайта активная ссылка обязательна!