новости, достопримечательности, история, карта, фотогалерея Донецкой области
Донбасс информационный - путеводитель по Донецкой области
Главная Архив новостей Наши Контакты

Новости Донецкой области (Донбасса) и Украины

18 мая 2017 года

Война на Донбассе: украинский арсенал БМД-1

БМД-1 

БМД-1

Начало войны на Донбассе застало наши вооруженные силы в крайне плачевном состоянии. Под маркой «Украина — миролюбивая страна» про-российски настроенные министры обороны «под дудочку Москвы» разваливали армию, как могли. Причем основным направлением считалось западное: в оперативных планах был прямо прописан возможный враг — Румыния. Когда весной 2014 года в структурах гражданской обороны стали вскрывать «тревожные пакеты», чтобы подготовиться к возможному приему беженцев, оказалось, что та же Черниговщина готовилась принимать беженцев из западных регионов страны.

Фактически весной 2014 года после захвата бандформированием Стрелкова-Гиркина Славянска в район противостояния армейское командование смогло с большими проблемами подтянуть единственную более или менее боеспособную часть — 25-ю Днепропетровскую воздушно-десантную бригаду. А основной «броней» у десантников еще со времен Союза были «алюминиевые танки» — БМД-1 и БМД-2.

Стратегия Советского Союза после 1945 года всегда была агрессивной и наступательной, а главной ударной силой были мобильные воздушно-десантные войска, которые поначалу не имели никакой броневой поддержки. Только в 1969 году советский военпром смог создать легкую (7,6 тонны) бронемашину, которую можно десантировать с борта военно-транспортного самолета парашютным способом. Правда, для этого пришлось пожертвовать самым главным — защитой экипажа и десанта, так как корпус Боевой машины десанта-1 (БМД-1) выполнили хотя и из броневых, но алюминиевых сплавов.

БМД-1 была принята на вооружение ВДВ СССР в 1969 году, а через два года появился и командирский вариант — БМД-1К. Машины отличались от базовой дополнительной аппаратурой связи, бензиновым зарядным агрегатом для обеспечения работы при выключенном двигателе, съёмными столиками для командира и радиста, сокращённым боекомплектом пулемётов и постоянным экипажем из шести человек.

А в 1974 году началось производство бронетранспортера для транспортировки 13 человек десанта БТР-Д (напомним, экипаж БМД-1 состоит из семи человек). Он отличался большей длиной корпуса за счет дополнительного катка. А вслед за этим (уже на базе бронетранспортера) пошли в производство и командно-штабные машины БМД-1КШ.

Украине после «братского раздела» имущества Советской армии на территории бывшей УССР досталась половина техники 98-й дивизии ВДВ и Черноморского флота. В том числе и достаточно большое количество БМД-1, выпуск последней модификации которой (БМД-1П) закончился в 1987 году.

На начало 2000-х годов 46 БМД-1 и 27 БТР-Д находились в составе двух бригад (79-й аэромобильной и 25-й воздушно-десантной), 8 БМД-1 — в 354-м учебном мотострелковом полку. Кроме того, 13 БМД-1 и 16 БТР-Д находились на Житомирском ремонтно-механическом заводе.

К весне 2014 года из 79-й аэромобильной бригады все машины передали днепропетровцам, часть раздали по учебным подразделениям — так, 169-й Центр «Десна» получил 4 БМД-1 и 8 БТР-Д, а 184-й в Яворове — 3 БТР-Д и т. д.

Еще при президентстве В. Ющенко в Украине планировалась модернизация БМД-1 и БМД-1П путем установки унифицированного боевого модуля отечественного производства КБА-105 «Шквал». Это был весьма мощный вариант с 30-мм автоматической пушкой 3ТМ1, 7,62-мм пулеметом КТ-7,62, ПТРК «Фагот» (с последующей заменой на ПТРК «Барьер»), а также 30-мм автоматическим гранатометом АГС-17. Система управления огнем включала в себя гироскопический стабилизатор СВУ-500 «Карусель» и оптико-телевизионную систему наблюдения и прицеливания ОТП-20 «Цилоп-1» (все — отечественного производства). Однако, как и многие начинания той поры, проект был сначала приостановлен, а затем вообще «положен под сукно» — не было модернизировано ни одной машины.

Как бы то ни было, но весной 2014 года 25-я бригада выставила на фронт 50 БМД-1 (из них 14 БМД-1КШ) и 34 БТР-Д.

Однако уже первое их появление было не слишком удачным. 16 апреля 2014 года в Краматорске российскими боевиками при активной поддержке местных жителей были захвачены шесть машин бригады, которые двигались в колонне в район Краматорского аэродрома. В том числе одна БМД-1 (№ 813) и три БТР-Д (№ 847, № 709 и № 815).

Были попытки блокировать и остальные колонны. Один из десантников вспоминал: «Когда мы были под Краматорском 16 апреля 2014 года, часть нашей колонны успела проехать, а та часть, где был я, заблокировали.

Одна из машин заглохла на железнодорожном переезде, и пока мы ее „подкуривали“, нас окружили гражданские, став между техникой. А заблокировали нас тогда не местные жители. Они требовали глушить двигатели, заводили разные глупые разговоры.

Когда мы туда приехали, то люди говорили: „Наконец то вы приехали, мы вас уже заждались! Уже третьи сутки ждем!“ Местные нам же и рассказывали, что за несколько дней сюда автобусами (интересно, кто всю эту огромную толпу организовал?) свезли всякую погань, непонятно, откуда. Нас просто сдали».

Уже в ходе первых маршей начал сказываться возраст бронемашин, ведь им всем было не меньше 27 лет. Для любой техники это серьезный возраст. Этот диагноз подтвердился и в дальнейшем: большая часть потерь в ходе войны была именно из-за технических поломок и невозможности (ввиду отсутствия запчастей) введения в строй.

Чаще всего невозможно было отремонтировать двигатель, военные также отмечали быстрый износ катков (хотя тут накладывалась и плохая подготовка мобилизованных механиков, которые зачастую — вольно или невольно — массово гробили технику).

В боевых столкновениях БМД-1 проявили себя весьма посредственно. Дело в том, что защита бронемашины явно недостаточная: хотя в борт она держит пулю 7,62 мм, а в лоб — 12,7 мм, однако крупные снарядные осколки и 14,5 мм для БМД-1 — почти 100% возгорание. Причем выполненный из алюминиевого сплава корпус при возгорании просто плавится. Система пожаротушения, даже если она исправна (что было большой редкостью), обычно с пожаром не справлялась, и в итоге БМД за считанные минуты полностью сгорал.

Поэтому практически с весны 2014 года отмечены многочисленные попытки экипажей своими силами усилить бронирование своих машин. Сначала под Славянском в ход пошли самые разные ящики из-под боекомплекта, щедро набитые землей и песком, которые крепили за десантные петли по бортам и с кормы.

Затем стали наваривать решетки самых причудливых форм, которые, по идее, должны были защитить машины как минимум от РПГ. Однако в большинстве своем, как и в случае с БМП у армейцев, это был скорее психологический фактор, дающий экипажам хоть какую-то иллюзию защищенности.

С продвижением в глубь Донбасса десантники получили практически неограниченный доступ к еще одному ресурсу — транспортерной ленте, которая широко использовалась в ходе работ в шахтах. В итоге уже в июне-июле 2014 года БМД-1 стали щеголять металлическими решетками, обшитыми такой лентой. Такие экраны должны были защитить от осколков, однако как они действовали (и действовали ли вообще) в реальности, непонятно. Единственным бесспорным плюсом использования таких резино-таканевых экранов стала возможность перевозить имущество не в боевом отделении, таким образом серьезно мешая работе экипажей и ограничивая доступ к агрегатам, а снаружи. В то же время серьезно усложнилось экстренное спешивание с «брони», увеличились общие габариты машин, что делало их более уязвимыми для противотанковых средств.

В ходе боевых действий ввиду отсутствия у бригады другой техники и при задачах, которые ей ставились, БМД 25-й неоднократно бросали на штурм укрепленных позиций противника. При этом бортовое вооружение БМД-1 оказалось почти бесполезным. Так, основное оружие — 73-мм пушка 2А28 «Гром» морально и физически устарела. А если добавить малые углы наводки, то картина становится более чем печальной. По всей видимости, ни разу не дошло и до применения ПТРК «Малютка». Бесполезными оказались и три пулемета ПКТ: ведение огня из двух курсовых оказалось на уровне циркового номера, а третьим, который находится у командира экипажа, воспользоваться было просто нереально ввиду крайней загруженности самого командира в условиях быстроменяющихся условий боя.

Не «выстрелил» в донбасской войне и БТР-Д. По прямому назначению использовать машину было крайне затруднительно — даже в прифронтовой зоне был велик риск нарваться на засаду, а на невооруженной машине результат был бы печальным. Поэтому бронетранспортеры старались превратить в некий «гантрак», довооружая и добронируя на месте тем, что было под рукой. В итоге появились «гибриды» с турелью с 7,62-мм пулеметом ПКТ, безоткатным орудием СПГ-9, 12,7-мм пулеметом НСВ, автоматическим гранатометом АГС-17 (на машинах производства второй половины 1980-х годов был специальный кронштейн для его установки), а также зенитной установкой ЗУ-23-2. Кстати, последний вариант в итоге оказался достаточно распространенным, хотя уровень защиты стрелка был минимальным.

Командно-штабные БМД-1КШ по своему прямому назначению практически не использовались, в основном применялись как транспортное средство. Лишенные какого-либо вооружения, они массово вооружались либо АГС-17, либо СПГ по примеру БТР-Д.

Главной претензией десантников к своим «алюминиевым коням» был и остается очень маленький внутренний объём, что в ходе боевых действий вынуждает в любую пору года находиться на броне, тем самым в разы повышая уязвимость личного состава.

В первый период войны десантники попытались использовать возможности БМД для быстрой переброски с помощью армейских грузовиков, однако в итоге пришли к выводу, что лучшего всего использовать бронемашину как мобильную огневую точку.

Из-за огромных потерь БМД-1 и БТР-Д в ходе летних боев осенью 2014 года началось переформатирование бригады, в ходе которого все наличные машины были сведены в один батальон. По всей видимости, таково положение и поныне.

Таким образом, на весну 2017 года в боевом составе 25-й отдельной Днепропетровской воздушно-десантной бригады осталось всего 19 БМД-1 (и их модификаций). Еще 15 машин по-прежнему в распоряжении учебных подразделений.

При этом собственно боевые потери составили всего 9 БМД-1 (из которых одна машина была захвачена противником) и 6 БТР-Д.

fraza.ua

 


Группы в социальных сетях: Группа Донбасс информационный в ВКонтакте   Группа Донбасс информационный в Facebook   Донбасс информационный в Одноклассниках   Донбасс информационный в Твиттере   Донбасс информационный в Instagram   Донбасс информационный в Telegram
Отправить пост в социальную сеть:

Архив Новостей

2020 июль
2020 июнь
2020 май
2020 апрель
2020 март
2020 февраль
2020 январь
2019 декабрь
2019 ноябрь
2019 октябрь
2019 сентябрь
2019 август
2019 июль
2019 июнь
2019 май
2019 апрель
2019 март
2019 февраль
2019 январь
2018 декабрь
2018 ноябрь
2018 октябрь
2018 сентябрь
2018 август
2018 июль
2018 июнь
2018 май
2018 апрель
2018 март
2018 февраль
2018 январь
2017 декабрь
2017 ноябрь
2017 октябрь
2017 сентябрь
2017 август
2017 июль
2017 июнь
2017 май
2017 апрель
2017 март
2017 февраль
2017 январь
2016 декабрь
2016 ноябрь
2016 октябрь
2016 сентябрь
2016 август
2016 июль
2016 июнь
2016 май
2016 апрель
2016 март
2016 февраль
2016 январь
2015 декабрь
2015 ноябрь
2015 октябрь
2015 сентябрь
2015 август
2015 июль
2015 июнь
2015 май
2015 апрель
2015 март
2015 февраль
2015 январь
2014 декабрь
2014 ноябрь
2014 октябрь
2014 сентябрь
2014 август
2014 июль
2014 июнь
2014 май
2014 апрель
2014 март
2014 февраль
2014 январь
2013 декабрь
2013 ноябрь
2013 октябрь
2013 сентябрь
2013 август
2013 июль
2013 июнь
2013 май
2013 апрель
2013 март
2013 февраль
2013 январь
2012 декабрь
2012 ноябрь
2012 октябрь
2012 сентябрь
2012 август
2012 июль
2012 июнь
2012 май
2012 апрель
2012 март
2012 февраль
2012 январь
2011 декабрь
2011 ноябрь
2011 октябрь
2011 сентябрь
2011 август
Copyright © 2011 - 2020 | donbass-info.com | При копировании информации с сайта активная ссылка обязательна!